Интервью с капитаном судна "Капитан Николаев" - с любовью к ледоколам

Интервью с капитаном судна "Капитан Николаев" - с любовью к ледоколам
Дата публикации
29 Сентября 2020
Источник
Корабел

Этим летом в док им. П.И. Велещинского Кронштадтского морзавода на плановый ремонт встал ледокол Росморпорта "Капитан Николаев". Воспользовавшись случаем, мы посетили территорию завода, заглянули в гости к экипажу судна и побеседовали с капитаном команды.

"Капитан Николаев" - это дизель-электрический ледокол довольно внушительных размеров, во всяком случае по сравнению с другими единицами флотского состава Росморпорта. Он предназначен для ведения самостоятельной ледокольной проводки и буксировки судов, для тушения пожаров на плавучих объектах, оказания помощи судам в случае бедствия.

Технические характеристики:
Длина — 129 м
Высота — 31 м
Ширина — 31 м
Осадка — 8,5 м
Автономность — до 90 суток
Район плавания — неограниченный

Сейчас судно работает в водах Северо-Западного бассейна, а конкретнее в акватории порта Усть-Луга. Однако в начале нулевых "Капитан Николаев" выполнял куда более интересную и редкую на тот момент функцию по рейдовому обеспечению отгрузки нефти, что дало возможность танкерам перевозить и отгружать сырье даже в ледовый период.

В Кронштадте ледокол проходит плановый ремонт. В целом, все процедуры довольно стандартные и проводящиеся раз в пять лет. Сюда входит покраска корпуса, чистка донно-забортной арматуры, работы в машинном отделении, проверка и испытания всех грузовых устройств, замер остаточных толщин, выкатка якорей, дефектация, плановый ремонт всех систем, включая механизмы ВРК и гребных валов - все под надсмотром Регистра.

На судне мы познакомились с капитаном ледокола - Ионасом Станиславовичем и побеседовали с ним о самом судне и его метаморфозах, о ледоколах - новых и старых, и о том, кто на них служит.

- Ионас Станиславович, расскажите нам о своем судне, с какого года вы работаете с ним?

- Я работаю здесь с 2011 года. "Капитан Николаев" - это ледокол, который построили в 1978 году в Финляндии на верфи "Вяртсиля". Судно назвали в честь Николая Михайловича Николаева - это один из первых капитанов, который участвовал в освоении полярных вод, в том числе открыл сквозной переход в 1934 году с Владивостока до Мурманска с июня по сентябрь.

- Какие есть отличительные особенности у этого судна?

- "Капитан Николаев" относится к серии судов из четырех единиц, здесь же "Капитан Сорокин", "Капитан Драницын" и "Капитан Хлебников". То есть они все однотипные, но "Капитан Николаев" и "Капитан Сорокин" были модернизированы, а именно - на них была изменена носовая часть. На нашем ледоколе в 1981 году в Финляндии нос сделали "ложкообразным", а "Сорокину" придали более "лопатообразную" форму. Тем самым судам улучшили ледопроходимость, но немного понизили мореходность.

- Что вам важнее?

- Ледопроходимость - это хорошо, потому что, например, тот же "Капитан Драницын" при скорости в два узла может проходить по льдам в 1,5 метра толщиной, а наш способен брать при тех же условиях порядка 1,8 метра. И первый идет как бы "колуном", а второй "навалом". Тогда это было таким экспериментальным решением, но уже сейчас многие атомоходы делают именно с такой формой носа.

- Какие двигатели стоят на вашем ледоколе?

- В машинном отделении установлено шесть двигателей Wartsila марки Sulzer 9 ZL 40/48. Мощность - 4030 кВт на один двигатель.

- Чем был занят ледокол в этом году?

- Ледокол в этом году простоял у причала, потому что зимы не было. Мы были готовы в любое время при необходимости выйти и работать. Наше направление, как правило, распространяется в районе порта Усть-Луга. Можем и на других направлениях работать - Приморск, Выборг. Но в основном, когда тяжелая зима, ориентируемся на Усть-Лугу.

- Какие работы сейчас ведутся на Кронштадтском морзаводе?

- Сейчас здесь проводят плановый пятилетний ремонт. Проверяются и испытываются под надсмотром Регистра все грузовые устройства. Все танки - балластные, масляные - производятся замеры остаточных толщин, корпуса, выкатка якорей, покраска, почти все системы проверяют, что-то чинят.

В целом, могу сказать, что судну уже 43 года, но оно в прекрасном состоянии. Какие-то механизмы меняют со временем, сейчас много современных систем, которые устанавливают на новейшие ледоколы. Но это работоспособный ледокол.

- А вы посещали новые ледоколы?

- Не работал, но посещал, конечно.

- Как можете оценить? Своим ледоколом в сравнении довольны?

- Я даже больше, чем доволен - меня новые не впечатлили. На мой взгляд, у нас и жилье для экипажа намного лучше, просторнее.

- На сколько человек рассчитано судно?

- Когда я пришел на ледокол было 48 человек. Сейчас около 38. Мы сократили количество членов экипажа, но не намного. На новых ледоколах уже много техники все на автомате, а есть еще и полуавтоматика, где необходимо присутствие человека – это как правило мотористы, электрики. На "Мурманске", по-моему, сейчас необходимо 26 человек, почти в два раза меньше, хотя мощность точно такая же, как и у нас.

- А каюты, которые освободились, как используете?

- Никак, стоят пустые. Здесь было рассчитано вообще на 85 человек.

- А можно ваш ледокол тогда использовать как туристический? Сейчас это вроде перспективное направление.

- Как туристический он экономически невыгоден. Я знаю, что "Драницын" так отправлялся в Антарктиду - малым ходом, три двигателя, не больше. На полной мощности это будет очень затратно, много топлива "съест". Если даже продать все билеты, все равно уйдет в минус.

- А как у вас с молодежью на борту?

- Молодежи мало, к сожалению. У меня в команде из шести матросов всего один всего один такой. Сейчас вроде бы пришли двое, но я их еще не видел. У нас в основном работают опытные специалисты. Если кто и приходит, то их все равно нужно обучать. Потому что обучение, я считаю, на берегу очень скудное.

- Расскажите немного о себе, о своем опыте. На каких судах работали?

- Много судов было - танкера, сухогрузы, пассажирские, ледоколы. Работал в Антарктиде, в Арктике.

- А есть какие-то планы у вас по работе? Что-то, что хотелось бы попробовать еще в ее рамках?

- Все, что я хотел, я уже все попробовал. Работал и в Арктике, и в Антарктике.

- Какой момент в вашей карьере был самый интересный?

- Не могу так сразу сказать, потому что я на такое внимание уже и не обращаю. Как говорится, что было – то прошло, а потом будет другое. Однажды была большая проблема, когда я в Норвегии "Тор" перегонял, попали в сильный шторм. Но тогда я уже опытным был.

- Сколько баллов было?

- Баллов там было "выше крыши". Мы такое испытывали... тем более две волны – одна новая, другая еще остаточная, не знаешь, куда повернуть.

- А почему когда-то решили в море пойти?

- У меня были в семье рыбаки. Я пробовал поработать на рыбопромысловых судах, но быстро понял, что это не мое - рыбу я люблю, но уже на столе. В 1970-м работал на Дальнем Востоке на техфлоте, потом я много работал на гидрографических судах. После гидрографии пришел на ледоколы типа "Семен Дежнев", работал на "Георгии Седове", потом на других ледоколах, даже на "Ермаке" был. И ледоколы меня больше всего привлекли.

- Что вам нравится в вашей работе больше всего?

- Это моя работа, и я уже очень много времени здесь. И ледоколы сами, как я уже сказал, мне нравятся. Я уходил одно время с них, но вернулся, потому что это оказалось "мое".