Все при деле, все на плаву

Все при деле, все на плаву
Дата публикации
18 Февраля 2020
Источник
ОСК

Головной офис ОСК через полгода переберется в Петербург, где «прописалось» около трети верфей и конструкторских бюро корпорации и где развивается мощный судостроительный кластер. Понятно, что решение перебазировать в северную столицу управленческий персонал компании, столь важной для национальной экономики, принималось наверху. Но у этой истории есть своя логика, в которой хотелось бы разобраться, а заодно и понять, что получит в таком случае Петербург, как такое решение отразится на его бюджете. Об этом - разговор с нашим сегодняшним гостем руководителем одной из крупнейших в России корпораций. 

- Алексей Львович, уместно, пожалуй, начать с итогов минувшего года. С каким настроением ваша компания готовится переезжать в Петербург? 

- Судите сами: наши заказчики получили 20 гражданских судов. Да и с выполнением гособоронзаказа тоже все в порядке. Петербургские судоверфи, например, сдали военным морякам дизельную подводную лодку «Петропавловск-Камчатский» проекта 06363 и морской тральщик «Владимир Емельянов» проекта 12700, а спасательное буксирное судно «СБ-742» проекта 22870, которое строят для Черноморского флота их астраханские коллеги, прошло очередной этап ходовых испытаний.

Финансово-экономические показатели ОСК устойчиво растут. Так, объем консолидированной выручки компании, которая рассчитывается по международным стандартам финансовой        отчетности, за минувший год составит, по нашим прогнозам, более 360 млрд рублей. Если сравнивать с тем же показателем предшествующего периода, заметим существенный, около 8%, рост. Есть в этом, бесспорно, и вклад наших петербургских предприятий, исследовательских организаций, конструкторских бюро...

- Когда они вошли в структуру ОСК, это сказалось на росте их потенциала? 

- Наша компания многое делает для того, чтобы российское судостроение получило государственную поддержку, как это происходит в странах - лидерах отрасли, скажем, в Южной Корее и Китае. По инициативе ОСК в Минпромторге появились разные инструменты такой господдержки, которые уже дали положительный эффект: например, грантовые программы утилизации старых судов и покупки нового морского и речного транспорта на условиях лизинга.

Мы продолжаем формировать - причем на конкурентной основе - единую панель поставщиков для военного и гражданского судостроения. А кроме того, работаем над повышением рентабельности предприятий, входящих в ОСК. Что тоже дает свои плоды: многие наши верфи сегодня не только финансируют собственное развитие за счет заработанной прибыли, но и делятся ею, участвуют в софинансировании «родственных» предприятий, находящихся в сложной ситуации.

Централизованная политика компании распространяется на такие сферы, как управление финансами, капитальное строительство, система контроля выполнения гособоронзаказа, и это помогает предприятиям подняться до нужного уровня. Не говоря уже про импортозамещение, внедрение инновационных технологий и создание единого информационного пространства...

- Насколько целесообразен переезд компании? 

- Немалая часть проектных бюро и производственных предприятий, а следовательно, и персонала корпорации находится в Петербурге. С точки зрения управления такими активами расположить головной офис в этом городе было целесообразно. Скажу больше: компания изначально создавалась с местом базирования в северной столице.

Когда в 2014 году я пришел в ОСК, получив назначение на эту должность, у меня в контракте было написано: место работы - Москва, и в то же время компания изначально имела петербургскую юридическую и налоговую регистрацию. Сложилось так, что четыре пятых сотрудников головной организации жили и работали в Москве, а остальные - в Петербурге, куда переехало главное командование ВМФ России, где происходило много событий, связанных с развитием флота.

- Такая раздвоенность не мешала? 

- Наша головная компания находится в ведении Минпромторга РФ, расположенного в Москве, и ежедневно контактировать с федеральными чиновниками, нашими заказчиками и партнерами, участвовать в совещаниях, добираясь туда из московского офиса, было несложно. Конечно, можно вести переговоры в режиме видеоконференции, обсуждать текущие дела по открытым и закрытым каналам связи, но это не всегда удобно. Иногда лучше общаться с глазу на глаз.

Полагаю, и мои предшественники, возглавлявшие ОСК, исходили из тех же соображений, сознавая, что многим представителям управленческого звена проще работать в федеральном центре, не тратя деньги и время на постоянные перелеты между Москвой и Петербургом. Это вопрос оптимизации затрат, связанный во многом с логистикой.

Такова транспортная схема: из северной столицы можно полететь в Северодвинск, но это два рейса в день, а не шесть, как из Москвы. А есть города, скажем, Астрахань или Хабаровск, где тоже находятся наши активы, куда воздушным путем из Петербурга напрямую не добраться, только через Москву. Та же история - зарубежные командировки, связанные с развитием экспорта.

- А заинтересован ли в этом переезде компании Петербург, что он получит? 

- Прибавку в налоговых поступлениях. По предварительным расчетам, в северной столице будут работать дополнительно около 300 представителей ОСК: сотрудники департаментов, отвечающих за военное кораблестроение, техническое развитие, IT-сферу, материальное обеспечение. Так что это прежде всего НДФЛ (налог на прибыль мы и так платим в Петербурге), а 13% налога на заработную плату от нашего фонда - это тоже ресурс для города.

- В Москве останутся те, кто осуществляют связь с федеральными органами? 

- Кроме президента ОСК, который обязан участвовать во многих министерских совещаниях, там останутся специалисты, обеспечивающие присутствие компании на внешних рынках, занимаются выставочной деятельностью и летают в связи с этим за границу. Плюс сотрудники, отвечающие за связи с общественностью и внешние коммуникации, а также те, кто взаимодействует с нашими заказчиками, находящимися в Москве и добирающимися через нее в другие регионы.

Если не брать вспомогательный персонал, это около сотни опытных профессионалов, не больше. Нынешний московский офис мы, конечно, оставим, переедем в другой, поскромнее: давно назрела необходимость оптимизировать арендные затраты. В Петербурге, кстати, аренда помещений дешевле, а вот управленческие расходы сэкономить вряд ли удастся.

- Петербургское здание, которое компания выбрала для себя, в переулке Антоненко, 4, вас устраивает? 

- В принципе да. Там будут находиться кабинеты председателя совета директоров ОСК, президента компании и его ключевых заместителей, в этом здании появится наш переговорный комплекс. Но часть служб мы разместим под крышей проектных бюро, входящих в компанию, которые могут без труда потесниться. Секретная часть, скорее всего, обоснуется в ЦКБ МТ «Рубин». Кроме того, многие помещения в Петербурге нам предлагают взять на условиях аренды. При этом здание на улице Марата, где сейчас находится представительство ОСК, мы планируем освободить.

- Ситуация на предприятиях ОСК разная. Что можно сказать о верфях Петербурга и Ленобласти, как они поработали в минувшем году? 

- Из сорока с лишним верфей и конструкторских бюро, входящих в ОСК, пятнадцать расположены в этих двух регионах, то есть около трети. Но они почти наполовину, точнее - на 45%, формируют выручку нашей компании. Столь же велика доля Архангельской области, а больше сравнить по этому показателю судостроителей Петербурга и Ленобласти в корпорации, пожалуй, и некого. В целом прибыль от продаж на предприятиях Северо-Запада за минувший год составит, по нашим прогнозам, около 3,6 млрд рублей. Довольно весомый объем...

При этом «хорошисты» и «двоечники» у нас почти не меняются. Есть успешные предприятия, такие как «Адмиралтейские верфи» и Средне-Невский судостроительный завод, который вышел на крупную серию тральщиков и теперь строит их, как печет пирожки. А есть такие, у которых возникли проблемы, в основном с головными заказами. И в этом случае корпорация стремится подставить плечо: ни одно из своих подразделений мы не бросаем.

Что же касается проектных бюро, а их у нас в Петербурге немало - Северное ПКБ, «Малахит», «Рубин», «Алмаз», Невское ПКБ, - тут картина, по большому счету, неизменна: кто-то больше зарабатывает, кто-то меньше, но все на плаву. Все при деле.

- Два слова о судостроительном предприятии, базирующемся в Шлиссельбурге, которое тоже вошло недавно в ОСК. Какова там ситуация? 

- Теоретически это прибыльное предприятие, хотя оно и сорвало ряд заказов. Эта верфь натолкнулась, в частности, на проблему, связанную с антироссийскими санкциями, не получила нужный прибор. Значит, необходимо найти возможность все же купить его или согласовать с заказчиком другое альтернативное устройство. Но в любом случае это понятный для нас актив, да и руководитель там крепкий, воспитанник «Красного Сормово».

- Как вы оцениваете перспективы наращивания гражданского судостроения в Петербурге? 

- В этом смысле один из ключевых для нас петербургских объектов - «Северная верфь». Когда там завершится модернизация (в конце 2020 года или в начале 2021-го - по построечным местам, а к 2023-му - по основным цехам насыщения заказов), мы получим верфь двойного назначения для строительства гражданских и военных судов, в том числе крупнотоннажных. Мы сможем сооружать там корабли длиной до 250 метров и суда со спусковым весом до 25 тысяч тонн. Другими словами, если бы нам доверили строить ледокол «Лидер», крупнейший в мире, он появился бы на стапелях «Северной верфи».

- В обновлении рыбопромыслового флота задействованы многие ваши предприятия. Как идет эта работа? 

- Довольно неплохо. Петербургские предприятия «Адмиралтейские верфи» и «Северная верфь», традиционно «военные», сегодня активно строят такие суда. Да и не только они, хабаровчане и магаданские судостроители тоже. Нижегородское «Красное Сормово» заключило недавно контракт с Северо-Западным рыбопромышленным консорциумом и за пять лет обещает построить для него пять современных краболовов.

Не скажу, что этот процесс идет быстро: сказывается разнобой в подходах к проектированию и строительству судов. Не всегда рыбодобывающие компании, формируя заказ, учитывают необходимость соответствия проекта национальным стандартам и технологический уровень производителей оборудования. Зачастую берут зарубежные, скажем норвежские, проекты, которые приходится основательно перерабатывать. В ряде случаев мешает отсутствие серийности. Некоторые сложности возникают, как я уже говорил, из-за западных санкций, хотя речь идет тут о сугубо гражданской продукции.

- А как быть с импортозамещением? 

- Комплектующие для военных кораблей отечественные предприятия производят уже полностью: судовые турбины, пропульсивные комплексы, электротехнические изделия, кабель и т. д. Не сегодня-завтра в России будет налажен выпуск морских высокооборотных дизельных двигателей для корабельных систем электродвижения.

Локализация импортного оборудования в гражданском секторе идет пока не очень высокими темпами, хотя и тут есть хорошие примеры: краны «Палфингер», лакокрасочная продукция «Хемпель». С другой стороны, освоено производство винторулевой колонки ДРК 1200 для судов класса «река - море», а это оборудование с высокими техническими и ценовыми характеристиками. Такими колонками мы собираемся оснащать суда серии RSD59, строящиеся на «Красном Сормове».

- Подытоживая разговор, хотел бы узнать о планах ОСК на текущий год... 

- У нас в этом году серьезная сдаточная программа по гособоронзаказу. Да и в «гражданке» она достаточно весомая: нижегородцы сдают круизный лайнер проекта PV300 «Мустай Карим». «Адмиралтейские верфи» передают нынче заказчикам дизель-электрический ледокол «Виктор Черномырдин» проекта 22600, один из наиболее мощных в мире, и не имеющий аналогов головной атомоход «Арктика» проекта 22220. «Северная верфь» намечает сдать очередной ярусолов MT 1112XL, а

Невский завод - грузопассажирские суда проекта PV22 «Адмирал Невельской» и «Павел Леонов», аварийно-спасательное судно «Байсуг» и сухогруз проекта RSD59.

Хотел бы отметить, кроме того, что нынешний год объявлен в ОСК годом морских технологий, что логично, ведь минувший был посвящен науке. Мы собираемся провести в этом плане несколько серьезных мероприятий: в частности, панельную сессию по океанским проблемам на Петербургском международном экономическом форуме-2020, экспертную сессию в Музее Мирового океана (Калининград) и др. Эта тема, связанная с освоением океанских ресурсов, зазвучала благодаря ОСК на федеральном уровне.