Подводная "космическая" гонка. 55 лет назад флаг СССР установили на Северном полюсе


29 сентября 1963 года советская атомная подлодка К-181 впервые осуществила всплытие на Северном полюсе. Так началась история российского атомного подводного плавания в приполюсных районах

В сентябре 1963 года советская атомная подводная лодка К-181 проекта 627А "Кит" под командованием капитана второго ранга Юрия Сысоева впервые в истории подводного флота СССР всплыла на Северном полюсе. Моряки установили на льду мачту и подняли государственный и военно-морской флаги. Деталями и фактами об этом походе поделился с ТАСС председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ капитан первого ранга Игорь Курдин.

Гонка подо льдом

В 50-х годах, с момента появления первых атомных подводных лодок, между США и СССР началась своеобразная гонка, подобная космической, — кто первый пройдет подо льдами и всплывет на Северном полюсе.

"Американцы и мы в качестве критерия оценки возможностей, кто на что способен, считали поход подо льдами Северного полюса наиболее сложной задачей. Американцы первыми дошли до полюса. Но всплыть там не смогли", — рассказывает Курдин. Этот поход совершила первая в мире атомная подводная лодка "Наутилус" в августе 1958 года.

"Оптимальное время для такого похода — август, когда лед имеет минимальную толщину. Наша попытка, первая и успешная, была в 1962 году на подлодке К-3 "Ленинский комсомол". 17 июля она всплыла в районе Северного полюса. Подчеркиваю, в районе. Затем несколько раз прошла подо льдами в точке Северного полюса, но всплыть там не могла, потому что толщина льда достигала от трех до пяти метров", — отметил Кудрин.

Северный полюс — это то место, где стрелка компаса всегда указывает на юг. Самое сложное в этих походах — работа штурмана, потому что, начиная с определенных широт, перестают действовать нормальные гирокомпасы. Работа штурманского оборудования, навигационных комплексов сопряжена с определенными техническими трудностями именно в приполюсных районах.

"Навигация осуществляется по так называемым квазикоординатам. И мы, и американцы плавать во льдах умеем, но они стрелять с полюса не могут, а мы — можем. Навигация, при всем их техническом оснащении, у них не может это обеспечить. Поэтому в те годы, конец 50-х — начало 60-х, задача была дойти любой ценой до полюса, всплыть и водрузить там свой флаг", — раскрывает сложность задачи капитан.

Рекордная лодка К-181

К-181 построили менее чем за один год и спустили на воду 7 сентября 1962 года. Уже в следующем, 1963-м, году лодка вписала себя в историю мирового подводного флота. Под командованием капитана второго ранга Ю. А. Сысоева экипаж лодки преодолел подо льдами около 1000 морских миль и 29 сентября 1963 года вывел субмарину точно к полюсу.

Рядом с ним, используя эхоледомер, моряки обнаружили полынью, в которой лодка и осуществила всплытие. Точно на широте 90 градусов были установлены Государственный и Военно-морской флаги СССР.

"Подводная лодка К-181 — это тот же проект, 627А, что и К-3 "Ленинский комсомол". Была целая серия из 12 подводных лодок, К-181 была восьмой. Когда в январе 1963 года она вошла в боевой состав ВМФ, ее тут же начали готовить к походу на Северный полюс. Задача была поставлена четко — всплыть именно на Северном полюсе. Что она и сделала 29 сентября 1963 года", — пояснил Курдин.

В тот день точка полюса была затянута льдом. Курдин рассказал, как подводники проламывали лед. "Там не было открытой воды, лед был порядка 40−50 сантиметров толщиной. Но подводные лодки могут проламывать такой лед. У нас есть два способа всплытия во льдах — это статический и динамический. Статический — когда лодка с дифферентом на корму медленно поднимается, упирается в лед носом и боевой рубкой, после этого промываются все цистерны, и лодка давлением взламывает лед толщиной до 1,5 метров".

По словам Курдина, второй способ, динамический, используется только в экстренных случаях или при аварийной ситуации. "Динамическое проламывание — это когда лодка делает это с разгона. Тогда она может проломить и больше, но при этом не исключено повреждение лодки, поэтому способ используется только в аварийных случаях", — поясняет капитан.

Героический экипаж

"Ни для кого не секрет, что в том походе старшим на борту был командующий Северным флотом адмирал Владимир Афанасьевич Касатонов. Он и руководил всей экспедицией. Там же были политработники, офицеры штаба. Но самое главное — там были флагманские офицеры, штурманы и механики", — поделился подробностями об участниках исторического похода.

В ходе экспедиции испытывался экспериментальный всеширотный навигационный комплекс "Сигма" и опытный образец приемоиндикатора, позволяющий принимать сигналы сверхдлинноволновой системы дальней навигации в подводном положении.

"Там еще был заместитель командира третьей дивизии подводных лодок капитан второго ранга Валентин Павлович Рыков, который по совокупности за участие в испытаниях, единственный в ВМФ, получил звание Героя Социалистического Труда", — добавил собеседник.

Весь поход занял чуть более девяти суток. За это время атомоходом было пройдено 3464 мили. Обширные научные наблюдения, проведенные на корабле в период плавания, дали огромный материал для освоения Северного Ледовитого океана не только военным, но и гражданским специалистам. Командир лодки К-181 Юрий Александрович Сысоев за этот поход был в 1964 году удостоен звания Героя Советского Союза.

Курьезы похода

С этим путешествием также связан и ряд курьезов. Во-первых, на борту уже вышедшей в море К-181 был обнаружен матрос не из состава экипажа лодки. "Когда уже на лодке в море вышли, "зайца" нашли. Матрос, который помогал грузить продукты, спрятался где-то в трюме. Остался он там не случайно — уж очень хотелось ему попасть на полюс", — отметил Курдин. Таким образом, матрос совершил историческое путешествие вместе с экипажем.

Второй случай произошел при всплытии на полюсе. "Штурман лодки, капитан-лейтенант Виктор Храмцов, впоследствии вице-адмирал, якобы случайно упал между льдом и лодкой. Потом он сказал, что специально как бы поскользнулся, чтобы стать единственным на тот момент человеком, который искупался на Северном полюсе", — добавил собеседник.

Сохранение памяти

По словам Игоря Курдина, уже несколько лет ветераны-подводники пытаются добиться увековечивания подвига экипажей и конструкторов первого проекта советских атомных подлодок. "Первая советская атомная подводная лодка К-3 "Ленинский комсомол", должна превратиться в плавучий музей. Все страны свои первые атомные подлодки переоборудовали в музеи, поскольку это памятник не только подводникам, но и кораблестроителям, конструкторам", — не без сожаления сообщил капитан.

Первая лодка проекта 627А, К-3 "Ленинский комсомол", сейчас находится на судоремонтном заводе "Нерпа". "Слава богу, ее пока не режут, но возник вопрос. Один из отсеков является реакторным. Было сказано, что нельзя делать из нее музей, ибо имеется некая наведенная радиоактивность", — сказал Курдин.

По его словам, корабелы придумали оригинальное решение. "Турбинный отсек на лодках этого проекта по габаритам такой же, как реакторный. Поэтому с героической лодки К-181 вырезали турбинный отсек, убрали все механизмы и вставили на место вырезанного реакторного отсека лодки К-3", — пояснил собеседник.

"Поэтому если проект (плавучего музея — прим. ТАСС) будет доведен до ума, то можно будет в нем увидеть один из отсеков, принадлежавший героической подлодке К-181. Она, таким образом, тоже была бы увековечена", — подметил капитан. Санкт-Петербургский клуб моряков-подводников и ветеранов ВМФ предлагает установить этот музей в Санкт-Петербурге, не в Мурманске. По словам председателя клуба, на это есть простая причина — в Мурманске мало туристов, лодку там показывать некому.

"В Петербурге лодка радовала бы глаз туристов наряду с крейсером "Аврора" и ледоколом "Красин". Это дорогостоящая операция, но технически можно перевести лодку по внутренним водным путям, а не буксировать вокруг всей Европы. На то, чтобы это сделать, нужно политическое решение", — сказал в заключение Курдин.