Рахманов: «Мы готовы создать коммерческий флот нового поколения»


Президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов рассказал «Известиям» о планах по проекту «Компактной верфи» в Комсомольске-на-Амуре, оценил преимущества создания единого рынка ЕАЭС, обозначил задачи в сфере гражданского судостроения, а также раскрыл некоторые финансовые показатели корпорации за этот год.

— Какие важные для корабелов вопросы удалось поднять на Восточном экономическом форуме? 

— С точки зрения интересов развития кораблестроительной отрасли значимым было обсуждение инвестиций государственных компаний в Дальневосточный регион, планов развития рыболовного флота, а также тех возможностей, которые открывает Комсомольску-на-Амуре придание статуса свободного порта Владивосток.

На форуме был рассмотрен ряд проектов ОСК, среди которых я бы выделил «Компактную верфь», площадкой для них должен стать Амурский судостроительный завод. Мы планируем высвобождение производственных площадей предприятия, не задействованных в основном производственном процессе. Речь может идти о более чем 50% площади завода с готовой транспортной и энергетической инфраструктурой или возможностью низкозатратного присоединения к энергоресурсам и транспортным сетям. Эта территория может стать площадкой для размещения резидентов проекта «Свободный порт Владивосток» в Комсомольске-на-Амуре, работа по поиску уже ведется.

Планируется создание и развитие Центра композитного судостроения. Совместно с технопарком Государственного технического университета Комсомольска-на-Амуре в совместной лаборатории ведется отработка процесса вакуумной инфузии (метод формирования больших стеклопластиковых изделий — корпуса корабля, надстройки и других частей. — «Известия»). Другим совместным проектом являются исследования в области применения роботизированных сварочных ячеек в судостроении и технологии гибридной лазерно-дуговой сварки.

— В последние годы идет активная работа по формированию общих рынков в рамках ЕАЭС. Видите ли вы здесь потенциал для развития сотрудничества?

— Мы активно развиваем сотрудничество на евразийском пространстве. Состоявшийся в августе в Астане на форуме «Евразийская неделя» диалог еще раз доказал, что этот рынок имеет серьезный потенциал. Мы убеждены, что опыт ОСК в области обучения и сертификации персонала мог бы оказаться полезным нашим партнерам в ЕАЭС. Готовы передавать технологические разработки и помогать с внедрением систем управления, включая методику бережливого производства и систему проектного менеджмента.

С коллегами из Казахстана мы сейчас завершаем проработку проекта по совместному управлению судоверфью близ села Курык Мангистауской области. У ОСК уже есть верфь на территории страны — члена ЕС. Но в нынешней ситуации интеграция в рамках ЕАЭС становится ключевой, если не первоочередной задачей. Это вопрос состоятельности и независимости как отдельных промышленных отраслей, так и машиностроительных комплексов наших стран в целом. Пример же того, как Россия и Казахстан разрешают вопросы совместного использования Каспия и шельфа, говорит о том, что наши государства нашли подходы к взаимовыгодному сотрудничеству.

— Президент страны поставил перед госкорпорациями задачу довести к 2030 году долю гражданской продукции до 50%. Как планируете выполнять это поручение?

— Мы подсчитали, что при выходе на такой показатель мы ежегодно должны будем производить гражданских судов приблизительно на 200 млрд рублей. Это, конечно, гигантская сумма. Для сравнения: за последние три года портфель наших гражданских заказов увеличился с 16 млрд до 50 млрд рублей. На 2017 год нами была обозначена цель — около 55 млрд рублей. Думаю, к 2025 году реально выйти на рубеж 30–35% доли гражданского судостроения. А дальше остается последний рывок к выполнению президентских наказов.

Через гражданскую тематику в отрасль приходят основные инновации и наиболее современные методы управления судостроительными предприятиями. Например, комплекс управленческих методик бережливого производства или технологии строительства ледокольного флота, которые после усиления российского присутствия в Арктике стали использоваться и на боевых кораблях, предназначенных для этого региона.

Кроме того, программа импортозамещения, тоже большей частью касающаяся гражданских проектов, позволяет находить решения, которые затем адаптируются и внедряются в отрасли военного кораблестроения.

— На строительство каких гражданских судов вы делаете основную ставку?

— Это ледоколы, рыболовецкие суда, речной пассажирский транспорт, шельфовая техника. В настоящий момент у нас одновременно строится несколько десятков единиц морской и речной техники, среди которых транспортные, научно-исследовательские, аварийно-спасательные и вспомогательные суда, ледоколы и суда различных ледовых классов, в том числе серия 60-мегаваттных атомных ледоколов проекта 22220. ОСК, очевидно, самый крупный производитель ледоколов во всем мире.

Также мы обладаем соответствующими компетенциями по строительству специализированных высокотехнологичных судов для работы на шельфе. Это тот сегмент, где нас ценят и где России необходимо застолбить за собой место и продолжать активно конкурировать на мировом рынке.

— Планирует ли ОСК заниматься обновлением существующего флота?

— Нынешнее состояние гражданского флота таково, что куда ни кинь, везде мы имеем дело с износом от 70% и выше, средний возраст судов переваливает за сроки эксплуатации. Таким образом, обновление гражданского флота неизбежно. И наши предприятия готовы выполнить задачу по созданию российского коммерческого флота нового поколения.

Уже началось воссоздание отечественного круизного флота: два современных круизных судна проекта PV-300 строятся на верфях ОСК, в отношении еще нескольких контрактов ведутся переговоры. Активизировалась работа и по строительству рыбопромыслового флота. Калининградский «Янтарь» и Выборгский судостроительный завод заложили четыре траулера: один — на ВСЗ и три — на «Янтаре». Четыре верфи ОСК полностью готовы к строительству больших рыбопромысловых судов (80 и более метров). Помимо «Янтаря» и ВСЗ, это Северная верфь и Адмиралтейские верфи. Траулеры для дальневосточников (рыбколхоза имени Ленина) сейчас строятся на «Янтаре».

Параллельно мы прорабатываем вариант производства промысловых судов в кооперации с зарубежным партнером на одной из верфей корпорации. Как возможный вариант рассматриваем и дальневосточный кластер. Многие иностранные компании готовы к локализации общесудового и специального оборудования — как в форме финальной сборки, так и в форме производства отдельных агрегатов. Проблема не в иностранцах, а, скорее, в сознании нашего заказчика, который пока еще побаивается отечественной продукции. Это мы и пытаемся исправить, демонстрируя высокое качество своей работы.

— Вы уже можете прогнозировать, с какими показателями удастся завершить 2017 год? 

— По нашим предварительным расчетам, выручка по итогам года вырастет по сравнению с 2016 годом. По международным стандартам финансовой отчетности она должна превысить 300 млрд рублей. Но чистая прибыль, напротив, скорее всего, сократится и составит менее 3 млрд рублей. Основные причины здесь — текущая макроэкономическая ситуация и негативное влияние изменения курса валют. Также могу сказать, что по итогам года планируем полностью выполнить гособоронзаказ. По самым разным объективным и субъективными причинам нам не удавалось это сделать ни в 2015 году, ни в 2016 году.