Главный по якорным цепям


Единственный в России производитель якорных цепей – нижегородский "Завод Красный Якорь" – в ноябре 2016 года начал второй этап плановой модернизации производства. В рамках данного мероприятия на предприятии будет полностью заменено оборудование в кузнечно-прессовом участке, проведена полная реконструкция зданий и производственных помещений, проложены новые коммуникации.

 Напомним, что первый этап модернизации производства на заводе закончился в 2016 году, когда было полностью заменено производственное оборудование на участках по производству цепей, заготовительном и термическом участках, построен и введен в эксплуатацию современный цех по производству цепей для горно-шахтного оборудования.

 Общий объем инвестиций в развитие производства составил более 0,5 млрд руб в основном за счет собственных средств!

Второй этап модернизации планируется завершить к середине 2018 года – 120-летнему юбилею предприятия.

В ходе нашей последней нижегородской экспедиции мы посмотрели на обновленное производство "Красного Якоря", оценили качество продукции и побеседовали с директором по маркетингу и продажам Михаилом Гориным о планах компании и глобально о российском судостроении.

– С какими заводами и компаниями вы работаете?

 – Если говорить только о судостроении, то в настоящее время наше предприятие занимает около 95% российского отраслевого рынка. Мы имеем договоры и успешно сотрудничаем практически со всеми действующими судостроительными и судоремонтными предприятиями.

 Из последних контрактов, которые мы заключили, можно выделить поставку якорных цепей на суда типа "река-море" проектов RST27 и RST54 на заводе "Красное Сормово" и на строящийся там же круизный лайнер проекта PV300. Плюс все три земснаряда проекта TSHD1000, построенные нашими земляками сормовичами, укомплектованы продукцией нашего производства.

Но наиболее ценный и уникальный опыт сотрудничества мы получили во взаимодействии с Выборгским судостроительным заводом, который ведет строительство ледокольных снабженцев. Выиграв тендер на поставку продукции, мы в сжатые сроки разработали, произвели и поставили новый тип цепей по требованиям Winterization (-50), рассчитанный на эксплуатацию в температурном режиме до -50 градусов. До нас никто такую продукцию с подтверждением РМРС не выпускал.

Сейчас мы очень активно сотрудничаем с АО "ЦКБ МТ "Рубин" и Дальневосточным заводом "Звезда" по строительству дока для МО РФ. Также мы вышли на рынок, успешно сотрудничаем и развиваем отношения с предприятиями нефтегазового сектора.

– А Балтийским заводом сотрудничаете?

 – Конечно. Поставляем такие же цепи с Winterization для ледоколов ЛК-60, и их более легкую версию для температуры эксплуатации до -30 на комплектацию портовых ЛК-25.

 С этим предприятием нас связывает очень хорошие партнерские отношения, которые возникли во время совместной работы на строительстве ПАТЭС.

Еще хочу подчеркнуть, что наше предприятие производит только высококачественную продукцию, в том числе мы единственное предприятие изготавливающее продукцию по требованиям ГОСТ 228-79. Но сейчас наши собственные технологии и разработки позволяют нам изготавливать продукцию со сроком гарантии в 5 раз выше, чем это прописано в ГОСТ 228-79, и сроком эксплуатации 30 лет, в том числе в условиях арктического климата. Напомню, что по ГОСТУ гарантия на цепь – 2 года и 15 лет срок эксплуатации соответственно.

– На сколько значим для вас рынок судостроения?

 – Производство якорных цепей у нас занимают порядка 30-40% всего объема загрузки, а производим мы порядка 1200 тонн продукции ежемесячно. Большая часть продукции из этого объема это якорные цепи.

 К нашему сожалению, наиболее большие калибры якорных цепей от 68 до 117 мм мы производим для горняков - это цепи, которые используются в упряжи ковшей шагающих экскаваторов. Производственное оборудование позволяет изготавливать цепи с диаметром звена до 120 мм. В СССР и сейчас в Российской Федерации, к сожалению, не строят крупнотоннажного флота, который мог бы оснащаться цепями данного калибра.

Для военного кораблестроения самый большой калибр применяемой цепи - это цепи 81 калибра, установленные на ТАВРК "Адмирал Кузнецов". Мы могли бы комплектовать цепями больших калибров танкера и газовозы, однако их строительство производится в Юго-Восточной Азии. Надеемся, что ситуация кардинально изменится с запуском нового судостроительного центра на ОАО "ДЗ Звезда", где планируется строить суда дедвейтом до 350 тыс. тонн.

Я сторонник того, чтобы крупнотоннажное судостроение было в России, и верю и надеюсь, производство больших судов будет развиваться на Балтийском заводе, ВСЗ, "Звездочке", на новой верфи "Новотек". Мы в свою очередь, готовы к работе с нашими партнерами по поставке продукции.

– А на экспорт работаете?

 – На экспорт работаем, но не в тех объемах, в которых мы бы хотели. Экономика любой страны будет успешной, если она будет экспортировать больше товаров, причем товаров имеющих большую добавленную стоимость. К сожалению, у нас, в отличие от мировых судостроительных держав, какой-либо конкретной поддержки развития обрабатывающих производств нет, кроме деклараций о ее необходимости. Это значительно тормозит экспансию российских производителей на внешние рынки.

Но даже в этой ситуации наше предприятие осуществляет поставки продукции во многие страны мира: Великобританию, Турцию, Румынию и т.д. Более того, мы осуществляем поставки собственной продукции в КНР, правда, это цепи для горно-шахтного машиностроения, где мы конкурируем в основном с предприятиями-производителями западной Европы.

Так сложилось, что основное судостроение сейчас сосредоточено в странах юго-восточной Азии, где достаточное количество своих производителей якорных цепей. Низкая стоимость сырья, поддержка своих производителей правительством этих стран делают там нашу продукцию неконкурентной по стоимости. Что говорить, если стоимость доставки продукции от нас на Дальний Восток составляет 500 тыс. рублей на вагон, это же 10 тыс. рублей на каждую тонну продукции.

А необходимость сертификации, согласования документации на отгрузку продукции еще больше усложняют поставки и делают их значительно дороже. В то же время в Европе и Российской Федерации мы успешно конкурируем с нашими коллегами, тем более в таком сегменте, как цепи для нефтяных оффшорных платформ.

– А с европейскими компаниями конкурируете?

 – С европейскими производителями конкурировать можно, и мы это делаем. Мы работали с французскими, американскими и английскими потребителями. Очень много продукции продавали на Украину и продаем в Белоруссию. Но, к сожалению, речь идет не о судостроительной продукции, а о более дорогом сегменте горно-шахтных цепей.

К сожалению, в таком даже бизнесе как производство цепей большую роль играет политика, вопрос работы с российскими предприятиями. Это очень сложно сделать на рынке тех стран, где есть собственный производитель, каждое государство защищает своих производителей, к сожалению, это не происходит у нас. А ведь наш завод единственный в России, и мы представляем отдельную отрасль промышленности.

– Такие отношения были всегда или они сложились уже в последнее время?

 – Именно в последние 2-3 года. Хотя сейчас контакты постепенно налаживаются. Очень нам помогло в плане развития экспорта снижение курса рубля. Но, к сожалению, для нас как экспортеров, курс рубля сильно укрепился, а металлурги цены на сырье не снизили, а увеличили. Это привело к тому, что экспорт для нас вновь стал убыточным в недорогих сегментах продукции.

– В России "Красный Якорь" – единственный завод по производству якорных цепей?

 – Да, мы единственный завод в России, который производит цепи и обладает всеми необходимыми технологиями и оборудованием. Это подтверждено свидетельством о признании изготовителя и сертификатами Российского морского регистра судоходства, Российского Речного Регистра, DNV и германского Lloyd.

Мне часто приходилось слышать о том, что на нашем заводе давно нет производства, что мы покупаем и перепродаем китайские цепи, но, как вы сами могли убедиться, это не соответствует действительности. Это уловка компаний-перекупщиков, направленная на то, чтобы потребители покупали у них китайскую продукцию.

Мне особенно приятно видеть удивление на лицах руководителей предприятий, которые находясь в полной уверенности, что мы не производим цепи, попадают к нам на производство и склад , где хранится почти 3000 тонн продукции 1200 номенклатурных позиций, от 2 до 117 мм.

– То есть, конкурентов в России у вас нет?

 – Нет, в сегменте судостроения мы видим конкурентов только в наших коллегах из Юго-Восточной Азии. В России физически просто нет других производителей якорный цепей. Ведь это не просто производство, это технологии и опыт, это оборудование стоимостью миллионы долларов, которое изготавливается только под заказ.

Существует масса компаний, которые именуют себя заводами, но на деле – это простые посредники, которые перепродают китайскую продукцию. Причем, большинство этих компаний даже не официальные представители заводов.
Как правило, они приобретают дешевую продукцию в небольших кустарных цехах, и поставляют в Россию как качественную китайскую, зачастую обманывая своего потребителя.

В Китае очень хорошо действует правило, хорошая вещь не может стоить дешево. И все, кто хоть раз сталкивался с китайскими товарами, очень хорошо это понимают.

– Но все-таки, вы сотрудничаете с китайскими компаниями?

 – Да, но только с теми, кто покупает нашу продукцию. Как я говорил ранее, мы находимся в числе немногих российских предприятий, которые осуществляют поставки продукции в Китай, и это не сырье.

У нас подписаны контракты на поставку цепей для горно-шахтного оборудования в КНР. Основной наш конкурент там – это немецкая фирма ТHIELE. Очень серьезная фирма, с многолетним опытом работы с КНР, но наша
продукция вполне конкурентна как по цене, так и по качеству и по срокам поставки.

Сегодня мы расширили ассортимент продукции для КНР, прошли успешно сертификацию и аккредитованы в государственной системе МА.

– Где вы покупаете прокат для изготовления цепей?

 – Металлопрокат для изготовления якорных цепей мы берем исключительно с Оскольского металлургического комбината. Это связано с тем, что продукция ОЭМК единственная в России, имеющая одобрение РМРС.

– В публикациях СМИ писали, что вы ведете масштабное обновление производства. Так ли это?

 – Суммарно за 5 лет мы инвестировали в обновление производственных линий и оборудования порядка 14,5 млн евро, еще около 6 млн пошло на замену инфраструктуры предприятия: мы меняли кабели, железнодорожные рельсы, строили новые производственные помещения, дороги.

Например, сегодня мы имеем одну из самых оснащенных лабораторий для проведения металлографических исследований в Приволжском Федеральном округе.

– Это линии европейских производителей?

 – Да. У нас установлены производственные линии WAFIOS (Германия), ESAB (Швеция),VITARY (Италия). К сожалению, в России оборудование для изготовления цепей не производится. Но у него очень небольшой рынок и в России, например, мы единственные покупатели. Учитывая тот факт, что срок эксплуатации оборудования десятки лет, выжить на этом рынке очень сложно.

Сейчас основной производитель линий для производства цепей - это WAFIOS. Есть еще китайские производители, но мы не пользуем такое оборудование, по многим причинам.

Но есть ряд оборудования изготавливаемого в КНР, не являющегося технологически сложным, которое мы используем для вспомогательных целей. Например, дробеструйное оборудование для очистки поверхности заготовки от окалины.

– На ваш взгляд китайские производители цепей в ближайшие 5-10 лет смогут выйти на уровень европейских производителей, и рассматриваете вы их как потенциальных конкурентов?

 – Конечно, мы однозначно рассматриваем китайских производителей как конкурентов. Я знаю минимум трех очень достойных производителей в КНР, которые выпускают качественную продукцию в больших объемах.

Конечно, их продукция стоит недешево, и мы успешно можем с ними конкурировать как минимум в Европе. Но это возможно только в случае стабильных в течение года цен на металлопрокат, или снижения курса рубля. Были ситуации, когда нам приходилось покупать металл для производства продукции по цене дороже, чем китайские производители продавали цепи!

Нужна поддержка от правительства, региональных властей, государственная программа поддержки экспортеров, иначе свой экспорт мы не поднимем.

– Вы затронули интересный момент. Федеральные или региональные власти вам оказывают какую-то помощь?

 – На данный момент мы помощи от властей не получаем, пока все на уровне осознания что проблема такая есть.

Причем наши российские компании, контроль над которыми осуществляет государство, также не оказывают никакой поддержки, более того, иногда можно сказать делают наоборот.

В момент кризиса 2014 году на предприятии сложилась очень серьезная финансовая ситуация. Сбербанк РФ прекратил выдачу кредитов, потребовав в течение месяца вернуть ранее выданные.

 Все денежные средства, которые приходили на наш счет, уходили в погашение этих кредитов. Мы не могли закупить даже сырье, при том, что 70% контрактов на поставку продукции у нас идут без аванса.

Но мы справились и в этот раз, на помощь пришли наши надежные партнеры. И, несмотря на сложившуюся ситуацию, год мы закончили с более высокими показателями, чем предыдущий.

– Каков сейчас штат предприятия?

 – Сейчас у нас постоянно работает около 500 человек. Но из-за того, что вводятся в строй новые линии, постепенно часть людей освобождается. Высококлассных специалистов мы задействуем в других цехах и в других производствах, кого-то отправляем на переквалификацию, но массовых сокращений на заводе никогда не было.

– Нижний Новгород – крупный промышленный центр, заводов в городе много. Какое место среди них занимает "Завод Красный Якорь"?

 – Несмотря на то, что наш завод не очень большой по площади и по штату, тем не менее, наше предприятие известно всем в Нижегородской области.
Этому способствует то, что мы являемся одним из самых динамично развивающихся предприятий несырьевого сегмента.

 16 марта 2017 года нам вручили почетный штандарт от губернатора Нижегородской области, как одному из самых успешных предприятий области. В 2016 году мы на 20% увеличили отгрузку продукции. И в этом году по планам объемы будут еще выше! И результаты работы 1 квартала показывают, что это действительно произойдет.