Столетний ветеран: история самого старого корабля России на службе

Столетний ветеран: история самого старого корабля России на службе
Дата публикации
15 Июня 2021
Источник
РИА Новости

В ноябре 1913 года молодая княжна Мария Николаевна разбила бутылку шампанского о борт уникального судна-катамарана для спасения подводных лодок – так началась история корабля "Волхов", который спустя 108 лет под другим именем продолжает выполнять свои задачи. Судно стало свидетелем новейшей истории страны и поучаствовало в двух мировых войнах. В чем секрет его долгожительства и как удалось адаптировать корабль под флотские нужды, в материале РИА Новости для проекта "Морская держава".

Сама идея строительства двухкорпусного судна – спасателя подлодок даже в начале XX века была не нова, прототипом "Волхова" стал германский катамаран "Вулкан". Рабочие Путиловского завода построили корабль за год, и еще через три он вступил в строй Балтийского флота.

Издалека его можно принять за два корабля, так необычно выглядят части корпуса катамарана, соединенные четырьмя огромными дугами-мостами высотой до 18 метров. Это оптимальная конструкция для того, чтобы поднимать подводные лодки и ремонтировать их "внутри корабля". Четыре двигателя позволяли вытянуть подлодки весом до 800 или даже 1000 тонн. В экипаже судна числились водолазные специалисты, их задачей было спуститься к затонувшему судну и правильно обвязать тросами, чтобы "Волхов" (в 1922 году получил имя "Коммуна") начал подъем.

Секрет долгожительства

До сегодняшнего дня в Сети спорят, каким образом "Коммуна" так хорошо сохранилась. Директор музея истории завода "Северная верфь" Игорь Ивановский утверждает, что все дело в надежной низкоуглеродистой сименс-мартеновской стали. В первой статье контракта на создание корабля от 5 мая 1912 года указано: "Способы, применяемые к постройке всех частей судна и механизмов, во всем должны соответствовать первоклассной работе, а материалы должны быть наилучшего качества".

Ивановский утверждает, что нормы того времени позволяли использовать такую сталь не только для корпуса, броневые листы для защиты судна также выплавляли из сименс-мартеновской стали. Ее состав и "рецепт изготовления" был описан в 1897 году в специальной литературе. Стальные листы замуровывали в печи и нагревали до 1000º С несколько дней, после чего на них появлялась голубоватая оксидная пленка. Исследования 1994 года доказали, что именно пленка сдерживает коррозийное разрушение.

Такая сталь использовалась при строительстве других кораблей российского флота, замечает Ивановский. Она идеально подходила для клепания, но сваривать листы было трудно, поэтому корпус "Волхова" проклепан сверху донизу 1360 раз. Есть даже легенда о золотой заклепке, ее придумали капитаны судна. Чтобы мотивировать моряков лучше чистить поверхности, пустили слух, будто одна из клепок отлита из золота, а это больше сотни граммов драгоценного металла. Пока никому найти ее не удалось, но на корабле по-прежнему чисто.

"Коммуна" сохранила несколько аутентичных деталей из царской России. Например, в кают-компании стоит черное фортепиано фабрики братьев Дитрих, его поставили туда при постройке, и вынести обратно целиком уже невозможно. Рядом висит портрет крестной матери корабля княгини Марии Николаевны.

В носу судна при постройке была заложена каюта-храм, здесь жил и служил литургии священник. В советский период по понятным причинам службы прекратились, и только в 2010 году в келье открылся Свято-Никольский судовой храм.
Из-за необычной катамаранной конструкции судна ходовой мостик расположен не внутри корабля, а на самой вершине соединяющих корпуса дуг. Штурвалу "Коммуны" тоже сто лет, вокруг него мигают лампы Эдисона, они как компас показывают направление. Системы связи и навигации при этом установлены современные.

Ветеран двух мировых войн

"Коммуна" занимает место в истории не только потому, что сохранилась до наших дней и перевозит в своем чреве старинное пианино и, возможно, золотую клепку. За время службы катамаран поднял около сотни судов, самолеты, автомобили. Кроме того, корабль помогал обеспечивать Дорогу жизни на Ладоге. Первую спасательную операцию провели вскоре после пуска на воду: в 1917 году в Аландских шхерах затонула подлодка АГ-15 с открытым люком. "Волхов" в условиях сильного шторма вытянул судно с глубины, затем в течение месяца специалисты вернули субмарину в строй.

В годы революции судно обслуживало субмарины Красного Балтийского флота. Уже в 1922 году команда решила переименовать его в "Коммуну". В следующие годы моряки успешно поднимали и ремонтировали лодки. В период Великой Отечественной войны 23 члена экипажа ушли воевать на сухопутный фронт, остальные моряки продолжали работать.

"К концу 1942 года на судне почти полностью сменились командование и экипаж. В условиях сорокаградусного мороза, при норме хлеба 300 граммов в сутки на человека моряки выполняли план судоремонта на 250–300%, а некоторые – на 550–575%!" – сообщают историки Черноморского флота РФ, где сейчас служит "Коммуна".

На ладожской Дороге жизни на судне работали 32 водолаза, а часть экипажа десантировалась в ходе операций на Неве. За это время "Коммуна" подняла со дна четыре танка КВ, два трактора и 31 автомобиль. Позже судно несколько раз проходило капитальный ремонт, но продолжать работать в первоначальном виде было уже невозможно: современные подводные лодки просто не помещались между корпусами катамарана, поэтому было принято решение переоборудовать "Коммуну" в судно – носитель глубоководных аппаратов.

Новый век – новые вызовы

Сегодня на специальной подвижной платформе "Коммуны" находится глубоководный спасательный аппарат АС-28, он погружается на глубину до одного километра, чтобы найти затонувшие суда и помочь экипажу выбраться на поверхность. Процедура похожа на стыковку космического корабля с МКС: на корпусе всех российских подлодок есть комингс-площадки с люками, через которые эвакуируются моряки – кольцо вокруг люка всегда отдраено до блеска, это называют зеркалом. На дне АС-28 расположена камера присоса, именно эта часть соединяется под водой со спасательным люком подлодки, они совпадают по диаметру. На субмарине служит экипаж из пяти человек с собственным капитаном.

Несмотря на возраст, "Коммуна" продолжает делать свое дело – спасает суда и экипажи, пусть и в другом формате. Согласно паспорту, у нее нет штормовых ограничений, а значит, если будет позволять "здоровье", она успеет помочь еще многим кораблям, попавшим в трудную ситуацию.