Синецкий В.П., Морская доктрина России: новации

В статье заместителя председателя НЭС Морской коллегии при Правительстве РФ заслуженного деятеля науки РФ, доктора военных наук, действительного члена Академии военных наук Синецкого В.П. приведены некоторые теоретические положения, использованные при разработке проекта Морской доктрины Российской Федерации до 2030 года, дан краткий анализ современного состояния отечественной морской деятельности, показаны содержательные и структурные новации в проекте этого важнейшего документа стратегического планирования.


Синецкий В.П. ,
заместитель председателя Научно-экспертного совета Морской коллегии
при Правительстве Российской Федерации

Теоретические положения

Несмотря на развитие глобализационных процессов, в основе закономерностей развития национальной морской деятельности лежит парадигма суверенитета, как основа для постановки проблем и разработки методологии их решения. Для столь обширного приморского государства как Российская Федерация необходимость неуклонного поступательного развития национальной морской деятельности является насущной, не имеет альтернатив и требует постоянного внимания. Сосредоточение органов государственной власти, общественных организаций, научного и предпринимательского сообществ на проблемах Мирового океана, связанных с комплексным освоением его пространств и ресурсов, предполагает осознание отечественным истэблишментом ответственности перед будущими поколениями и наличие исторического оптимизма у народа в целом. И то, и другое невозможно без определения разделяемых всем обществом исходных мировоззренческих позиций по отношению к тем основным сферам жизнедеятельности государства, которые проецируются на Мировой океан, прежде всего, к таким как: технологическая, экономическая, социальная, международная и военная. Соответственно этим сферам указанные позиции могут быть сформулированы следующим образом:

а) для любого государства досягаемость пространств и ресурсов Мирового океана определяется в первую очередь уровнем технологической вооружённости отраслей его промышленности и морского хозяйства;

б) каждое приморское государство, независимо от того, позиционирует ли оно себя в качестве морской державы или нет, использует в хозяйственных и военных целях свои морские пространства и ресурсы. В противном случае это делают другие страны;

в) с дезорганизацией или упадком морской деятельности в приморских государствах происходит отток квалифицированных кадров из портовых городов и других береговых поселений. При этом резко снижаются возможности восстановления такой деятельности в будущем;

г) в глобализирующемся мире на лидерство могут претендовать только ведущие морские державы;

д) реальный суверенитет любого государства, претендующего на самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, но не способного противопоставить адекватную силу угрозе с моря, ограничивается более развитыми морскими державами.

В основе действующей Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года лежит теоретическая модель морской деятельности[1], удовлетворяющая условиям не только мирного, но и военного времени. Эта модель исходит из того, что, во-первых, морская деятельность, характеризуя в целом участие государства в изучении, освоении и использовании морских пространств и ресурсов, всегда имеет конкретное предназначение в тех или иных сферах жизнедеятельности. Во-вторых, в различных океанских бассейнах морская деятельность имеет существенные отличия, связанные со спецификой физико-географических, экономико-географических, политико-географических и военно-географических условий. В-третьих, морская деятельность в Мировом океане осуществляется с учётом установленных международно-правовых режимов соответствующих морских пространств. То есть морская деятельность суверенного государства, с учётом его технологических возможностей, ограничивается лишь пространствами, состоянием ресурсов Мирового океана и международно-правовым режимом, сформированным под воздействием ведущих морских держав, для их использования.

Преобладающие сегодня в России экономические взгляды воспринимают морскую деятельность лишь как разобщенную периферию тех или иных отраслей хозяйства или силовых структур. С научной точки зрения такая позиция представляется деструктивной. Морская деятельность, безусловно, является системой с колоссальным технологическим, экономическим и военным потенциалами. Мировой океан – первая чуждая человеку среда, которую он стал широко осваивать. Из морских технологий развились авиационные и космические. Думается, только одновременное движение в направлении континент – океан – атмосфера – космос имеют перспективу. Попытки за счёт экономии на развитии морской деятельности выйти на передовые рубежи космонавтики иллюзорны.