Юрий Борисов: о морском старте


— При подготовке бюджета на 2021–2023 годы Минобороны и оборонному комплексу пришлось пойти на меры бюджетной экономии: в частности, финансирование ГПВ было сокращено на 5%. Сколько это в деньгах и как это решение скажется на обороноспособности страны?

 — Уж так и говорите — срезали бюджет. Как мы это компенсировали? По кредитной схеме, за счет разумной ставки Промсвязьбанка. Это опорный для оборонки банк, который за счет сконцентрированных там больших ресурсов, в первую очередь гособоронзаказа, может кредитовать предприятия по ставке, близкой к ставке Центробанка. Когда все давали кредиты под 8–9%, [Петр] Фрадков давал кредиты под 6,5%. Это экономит огромные деньги. Кроме того, часть субсидий пойдет из Минпромторга. Конечно, самим предприятиям тоже придется ужаться: снизить себестоимость, потерять часть прибыли как следствие. Но в этой ситуации объемы и загрузка важнее. Это компромиссные и взвешенные решения, которые уже приняты. И гособоронзаказ не пострадает, даже при объявленном сокращении финансирования на 5%. Это не может не радовать.

— В 2023 году будет принята госпрограмма вооружений до 2033 года. Какие новые тенденции в ней будут отражены, чем она принципиально будет отличаться от старой ГПВ? Учитываются ли новые конфликты, в том числе в Нагорном Карабахе?

— Планирование такой важной для страны программы, как государственная программа вооружений, начинается практически за три года до ее принятия. Потому что нужно учитывать очень много факторов и осознать все тенденции научно-технического развития в этой отрасли. Что касается тенденций, посмотрите, насколько изменился характер военных конфликтов с применением беспилотных средств. Это уже устойчивый тренд. Сначала это средства разведки, сегодня это еще и ударные средства. Карабах показал, как они работают. Сирия многому научила. А высокоточное оружие, которое мы в Сирии применяли, я имею в виду «Калибры», Х-101 и прочее? Вот вам устойчивые тенденции. Даже скажу так: оружие направленной энергии уже не фантастика, а реальность.

— Еще одна непростая тема — «Морской старт».

— Я специально летал на Дальний Восток, чтобы своими глазами его увидеть. Походил, посмотрел. Оставлять платформу бесхозной или разрезать на металлолом было бы глупо. Я абсолютно убежден, что «Морской старт» нужно восстанавливать. Я и президента в этом убедил. Вопрос, как коммерциализировать проект? В этом вся соль. Сейчас идет поиск бизнес-модели. Возможно, здесь уместно частно-государственное партнерство. Не зря же [Владислав] Филев купил «Морской старт». Это экономическая ситуация заставила его сегодня сесть с нами за стол переговоров. Потому что ну не хватает у него финансовых мощностей. А то бы он и без нас обошелся. По экспертной оценке, суда в удовлетворительном техническом состоянии, после ремонта могут эксплуатироваться.

— Но ведь с тех пор, как Филев приобрел «Морской старт», не было ни одного пуска с этой платформы.

— Он покупал «Морской старт» в одной политической конструкции, потом произошла Украина, санкции, разрыв отношений с «Южмашем». Филев же ориентирован был запускать ракеты «Зенит». А «Зенита» нет. Зато сегодня абсолютно ясно, что «Союз-5», разработку которого ведет ГРЦ «Прогресс», без каких-либо серьезных переделок может встать на эту платформу. Что касается оборудования платформы — его реально восстановить в разумные сроки за разумные деньги. Американцы демонтировали в основном устаревшее оборудование. Самое главное — пусковой стол и оборудование для запуска ракет-носителей (стартовое, заправочное и др.). Там же все делается практически в автоматическом режиме. За три часа до старта на платформе уже никого нет, корабль за три километра, и все управляется по радиоканалу. Там ведь были и неудачные пуски, но они не привели к катастрофическим последствиям, как это бывает на космодромах, когда, извините, все вокруг разносит. Всем этим надо пользоваться.

 — Если решено «Морской старт» сохранить, порт Славянка будет переоборудован под него? Cколько это будет стоить?

— Есть четыре возможных варианта для порта постоянного базирования: бухта Улисс (Владивосток), бухта Большой Камень, бухта Нерпа и перспективный порт, который планируется создать на Дальнем Востоке. В любом из них потребуется строительство или модернизация гидротехнических сооружений (пирса, дебаркадера, волнорезов) и, при необходимости, углубление дна. Оценку стоимости работ должен будет провести специализированный оператор проекта «Морской старт».

 — О создании специализированного оператора, который займется пусковыми услугами с «Морского старта», вы говорили в августе. Предполагалось, что у этой компании будет несколько учредителей: «Роскосмос», «Росатом» и S7…

— Сегодня «Росатом» находится в переговорном процессе с Филевым. Госкорпорация — основной игрок в Арктическом регионе и задумывается о необходимости создания космических группировок, которые будут давать всю информацию. Можно правильно планировать необходимость производства нужного количества ледоколов, а также какого класса они должны быть.

Возврат к списку